Интернет витрина Hi-Fi салона "Нота Плюс"
Помощь в подборе аудиотехники. Прослушивание. Консультации.
8 (495) 105-99-22

notaplus

Вход

Восстановление пароля

Если вы забыли пароль, введите E-Mail. Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по E-Mail.

Вернуться назад
Вход | Регистрация
ВАЖНО С 1 СЕНТЯБРЯ МЫ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ОБЫЧНОМУ ГРАФИКУ РАБОТЫ: ПОНЕДЕЛЬНИК - СУББОТА с 10:00 до 20:00, ВОСКРЕСЕНЬЕ с 10:00 до 18:00
В корзине

Ваша корзина пуста

Интегрированный усилитель SA Lab White Knight. Обзор портала 6moons.com март 2014

header_audio_reviews.jpg
2014_march.jpg
header2.jpg
header.jpg

Reviewer: Artjom Avatinjan
Translator (Russian to English):Viacheslav Savvov
Sources: CD-players dCS Puccini, TAD D600, turntable Thorens TD-550 with tonearm Ortofon TA-210 and cartridge Lyra Helikon, tape recorder Studer A810
Step-up transformer SA Lab
Phono preamplifier Audio Valve Sunilda
Loudspeakers: Wilson Audio Sophia Series 3, TAD CR1
Cables: SA Lab
Equipment rack: Finite-Elemente Pagode Master Reference HD07
Review component retail: 600'000 руб [~€12'300]


Недавно 6moons опубликовал отчет об исследовании очень интересных в конструктивном и музыкальном отношениях усилителей SA Lab российского инженера Алексея Семина http://www.6moons.com/audioreviews/syomin/1.html. Вообще-то, об этих аудиокомпонентах недостаточно сказать «очень интересные». Грандиозные трех- и пятиблочный усилительные комплексы Ligeia и Erato (существует две версии Erato) хочется называть произведениями, по аналогии с произведением искусства или музыкальным произведением. Усилители могут провоцировать очень сильное внешнее впечатление благодаря своей фактуре: огромным размерам и циклопической массе. Однако инженер не ставил перед собой задачу создать технику, которая была бы непременно очень большой и тяжелой. Соответствующие физические метрики, равно как выдающееся звучание, производны от по-настоящему бескомпромиссной конструкции.

sa_-lab_white_knight_front.jpg

У людей, интересующихся деятельностью Семина, успело сложиться мнение о нем, как об адепте ламп - преимущественно старых - и соответствующих схем и звучания. Причем известен он не только российским аудиофилам. Скажем, в 2010 году на ряде крупных сетевых ресурсов США прошла и вызвала заметный резонанс статья о Семине - в ней делался акцент на соответствующей его особенности как инженера. "...Alexey Semin builds stereos in his basement - by hand, from scratch - using antique vacuum tubes he finds scattered throughout the Internet tube sound aficionado universe. He is part of the renaissance of tube sound, or sound systems based not around solidstate transistors - tiny, cheap, plastic things in your home stereo - but around vacuum tubes, known as 'lamps' in Russian, because that's what they look like. Unlike transistor amplifiers, which replaced tubes commercially in the late 1960s, tube-based amps are bulky, fragile, black holes of energy that are hard to build and are therefore very, very expensive".

sa_-lab_white_knight_rear_panel.jpg

Алексей рассказывал мне, как в поисках звучания он настраивает схему, подбирает элементы по техническим параметрам и музыкальному почерку, уделяя внимание не только выходной лампе, но и всему комплекту. Да и вообще всему… Не раз мне казалось, что, говоря о лампах, например о выходных триодах 14D13 (Ligeia), ГУ-80 (Erato) или любимой своей 300B, он почти одушевляет их и балансирует ламповый ансамбль подобно тому, как хормейстер или оркестровый дирижер шлифуют ансамбль вокальный или инструментальный. И вот, как пишут в романах, судьба совершила крутой поворот… Предстоит выяснить, такой ли уж крутой?

В этот раз 6moons представляет интегрированный транзисторный усилитель SA Lab White Knight. Как водится, само название модели вызывает цепь ассоциаций: петербургско-заполярных (созвучие слов Knight и Night), шахматных (Knight - шахматный конь), исторических (рыцарь в белом - тамплиер) и даже библейских («сии облеченные в белые одежды…) Впрочем, довольно фантазий, тем более что, как известно, тамплиеры плохо кончили. Да и Алексей не имел в виду ничего подобного. «Почему „Белый рыцарь“? Да потому, что перед ним был „Черный рыцарь“». Логично: за «Ночным дозором» последовал «Дневной»…(« Night Watch» and «Day Watch» - популярные российские блокбастеры). Действительно, в конце прошлого года Семин показывал на одном из московских Hi-Fi/High End-шоу транзисторник Black Knight, но я и познакомиться-то с ним толком не успел, так как он мгновенно обрел нового владельца. По словам Алексея, схемотехнически «рыцари» идентичны, а различаются только в деталях - выходных транзисторах и прочих мелочах. И, конечно, доспехи у них разные - все-таки «черный» и «белый». Усилители выглядят по-разному. В облике Black Knight доминирует горизонталь, металл и черный цвет, а в облике White Knight - вертикаль, дерево и белый...

На московской презентации SA Lab White Knight 7 февраля текущего года сложилась не совсем обычная для таких мероприятий музыкальная клубная атмосфера. Чувствовалось, что усилитель вызывает интерес в первую очередь своей музыкальностью, а не как экзотическое «аудиожелезо» (audio hardware). Усилитель работал в партнерстве с колонками TAD CR1 (на редкость убедительное сочетание!), проигрывателем грампластинок Thorens TD-550, CD-проигрывателем - «линкором» TAD D600 и катушечником Studer A810. И не было заметно, чтобы люди торопились домой к открытию сочинской Олимпиады. А за несколько дней до презентации я познакомился с усилителем один на один и поговорил с его создателем.

Итак, «сии облеченные в белые одежды, кто они и откуда пришли?» (Откровение Иоанна Богослова, 7:13). Естественно, прежде всего я спросил Алексея, как вышло, что он решил сделать ход белым конем (white knight's move), отойдя от лампы? На время, конечно. Казалось бы, в отличие от транзистора лампа предоставляет гораздо более широкие возможности для творчества (напомню, что конструктор относится к своей деятельности принципиально как к творчеству, в противном случае конструирование не представляло бы для него никакого интереса). Почти любая лампа - это индивидуальность, интересный характер, не в пример пигмею-транзистору - этому комку кремния, чьё едва ли не единственное преимущество - «достойные» технические характеристики.

Коротко замечу, что противопоставление ламп и транзисторов связано с одним из концептуальных вопросов Hi-Fi: имеет ли аудио право на звуковую индивидуальность, или она может быть прерогативой исключительно музыки (что позволено Юпитеру… quad licet Jovi…)? Другими словами, аудиотехника - это совершенно нейтральный, индифферентный проводник музыки или все-таки инструмент для сотворения музыки - своеобразный музыкальный инструмент без струн и клавиш? Повсюду мы наблюдаем более или менее явные отголоски этой полемики, своеобразное идеологическое перетягивание каната: позволено, не позволено, насколько позволено… В результате появляются не очень «ламповые» ламповые усилители и транзисторные, не явно транзисторные, не очень «аналоговая» аналоговая техника и не очень «цифровая» цифровая… К не явно транзисторным усилителям («не явно» в звуковом отношении) относится и SA Lab White Knight.

Alexei_Syomin_and_white_knight.jpg

На заре своей деятельности в качестве конструктора аудиотехники - лет тридцать тому назад - Алексей Семин работал только с транзистором. Вот как он сам об этом рассказывает: «Помню, попробовав лампу, я понял, что нашел то, что реально хорошо звучит. Поэтому последние лет пятнадцать я не занимался транзисторами.

И вместе с тем я не мог отделаться от мысли, что что-то не доделал, не довел до конца. Ведь полтора-два десятилетия назад элементная база в России была очень скудная, на ее основе просто невозможно было сделать чего-то более или менее интересного. Ну, были два-три номинала транзисторов - и все. Практически любая лампа играла существенно лучше, более музыкально. Сейчас же положение изменилось. Полупроводники ушли далеко вперед, выбор их огромен, качество очень высокое.

Когда в конце 1950-х - начале 1960-х появился транзистор, то транзисторные схемы строились как ламповые. Транзистор работал на трансформатор, согласовывал импедансы между каскадами. Я знаком с образцами техники тех лет… Если одним словом - фигня. Хотя попадались вещи, которые звучали очень интересно».

Семин пришел к выводу, что каждый элемент должен выполнять ту работу, которая ему по силам. Лампа по своей конструктивной сути предназначена для усиления напряжения, а качественно усилить ток она вряд ли может. Она линейно усиливает напряжение, а согласующие трансформаторы преобразуют малый входной ток в большой в нагрузке. «Согласись, OTL-усилители никогда нормально не звучали. Лампе совершенно необходим трансформатор. Транзистор же работает иначе - когда он усиливает напряжение, он кривой, как… коряга, потому что предназначен для усиления тока». По мнению Алексея, этим достигаются техническая и - самое важное - звуковая гармония.

При проектировании White Knight нелегко было сделать качественные межкаскадные трансформаторы, которые бы удовлетворяли параметрам транзистора. Определяющим для решения задачи стало непростое железо из Японии. «Казалось бы, чем меньше сопротивление прибора, тем проще сделать трансформатор. Ничего подобного - здесь есть свои сложности. Появилось хорошее железо - появилась и возможность».

Плюс, конечно, соответствующего уровня элементная база. В конструкции White Knight нашли применение компаунды с разной теплопроводностью. Алексей сравнивает токовые модули «рыцаря в белом» с задающими генераторами в атомных часах (в далеком прошлом, работая «где надо», он занимался чем-то подобным). «Исключительно важно поддерживать оптимальную температуру кристалла или компонента - ту, которую ты просчитал и задал. Мне удалось это сделать, используя компаунды с разной теплопроводностью».

До 40 Вт White Knight функционирует в классе А при максимуме выходной мощности 180 Вт и номинале около 100 Вт. «Как известно, транзистор жестко клиппирует сигнал, превышающий некий уровень. Почему я говорю о номинале 100 Вт? На синусе усилитель даст неискаженные 180 Вт при искажениях с тремя нолями после запятой. Но добавь еще два-три ватта, и он войдет в режим клиппирования. Эти цифры - для 4 Ом. Для 8 Ом - вдвое меньше».

Входной каскад усилителя - эмиттерный повторитель в классе А, работающий на трансформатор; далее идет более мощный драйвер, работающий на трансформатор; выходной каскад - эмиттерный повторитель. На выходе стоят транзисторы Motorola MJ15025, по два в плече. Стабилизированный блок питания со специально разработанным термостабильным модулем реализован также на Motorola. В схеме отсутствует общая ООС.

Масса «рыцаря» столь велика - более 60 кг - во многом из-за обилия трансформаторов. В каждом канале работают межкаскадные трансформаторы мощностью не меньше 400 Вт, киловаттный - в выходном каскаде, 300-ваттный - в предварительном - для раскачки, плюс трансформатор для обслуживающей электроники и еще дежурный трансформатор блока питания. В каждом канале стоят конденсаторы суммарной емкостью до 1 Ф. Так что агрегат получился весьма энерговооруженный.

С конструкцией в основном понятно, но как Семин ставил усилителю голос? От чего отталкивался? «Я начал с выходного каскада. Настроил его так, как мне нравится, а затем двигался дальше, следя за тем, чтобы добавления не изменяли характер звука. Другими словами, я шел от выхода к входу. Настройка осуществлялась в том числе подбором компонентов. Скажем, ставлю одни конденсаторы - не играет. Ставлю другие и слышу, что звук радикально изменился в лучшую сторону. Все трансформаторы я собирал сам на основе японского железа. Транзисторы во всех каскадах однотипные. Резисторы в предварительных каскадах - Riken Ohm, а в драйвере выходного каскада - более мощные Kiwame. Режим задают AudioCore общей мощностью 100 Вт».

В усилителе нет печатных плат - конструктор сделал выбор в пользу навесного монтажа. Пробовал делать и на платах, но звук ему не понравился. Навесной монтаж значительно усложнил работу с обеспечивающими оптимальные температурные режимы компаундами - непросто было добиться, чтобы они не просачивались и не вытекали.

А что же доспехи, оружие?.. Ручка на фасаде (единственный орган управления White Knight) совмещает три функции: регулятора громкости (реализован на резистивных цепочках), селектора входов (нажать и крутить) и включателя / выключателя питания (нажать и держать 2 - 3 секунды). Имеются два информационных табло: нижнее (на постаменте) показывает реальное сетевое напряжение (такое есть на большинстве усилителей SA Lab), верхнее - действующее усиление. Два танцующих столбика плазменных индикаторов выше трифункциональной ручки отображают мгновенные поканальные значения усиления.

Основные - деревянные доспехи «рыцаря» изготовлены посредством профильной обработки толстенного сэндвича многослойной фанеры - такую же форму, только в большем масштабе, мы видели у Ligeia и Erato; все плоскости и радиусы White Knight безупречно выведены шлифованием и декорированы прозрачным матовым лаком. Узкая передняя, задняя и перфорированная верхняя панели изготовлены из толстых листов нержавеющей стали и отполированы. Фронтальная металлическая часть закрыта внахлест прямоугольником 10-мм стекла. Монументальность формы White Knight смягчается веселым (слегка дискотечным) свечением двух табло и индикаторов, теплый светлый тон дерева уравновешивается прохладой металла и стекла.

Помимо четырех входов (RCA) конструктор предусмотрел линейный выход, который в случае добавления еще одного «рыцаря» поможет организовать схему bi-amping (управление двумя усилителями посредством одного).

Признаюсь, я с опасением приступал к прослушиванию White Knight. Мне очень нравятся ламповые модели SA Lab, но как будет звучать усилитель, построенный по иной идеологии? Никто не любит разочаровываться, а удачи сопутствуют любому творчеству в той же мере, что и неудачи. К тому же я знаю, что мы с Алексеем оцениваем звучание, слушая разную музыку. Хотя слышим, как выяснилось, похоже.

Сначала усилитель работал с акустическими системами Wilson Audio Sophia Series 3, позже - с TAD CR1. Первое сочетание не вполне удовлетворяло, а последнее было принято как основное ввиду неоспоримого преимущества.

Поскольку мне очень хорошо знакомо звучание выдающихся минимониторов TAD CR1, в том числе с электроникой TAD, в этот раз была возможность особенно точно определить вклад SA Lab White Knight. К счастью - опасения были напрасны - вклад этот оказался весьма большим и позитивным. Очевидно, что желательным партнером усилителя являются именно такие предельно честные акустические системы. Надо заметить, что, познакомившись раньше с TAD CR1, а также с флагманом Reference One (R1), я определил для. себя стиль этих акустических систем словами «лаборатория по исследования музыкальных организмов на молекулярном уровне». Колонки передавали любую музыку как-то уж слишком деловито, подвигая не столько постигать ее красóты, сколько рассматривать в сильную лупу. Очевидно, эти качества надо связать с глубокой и славной профессиональной родословной подразделения компании Pioneer.

sa_lab_white_knight_3.jpg

Впечатление от партнерства TAD CR1 и SA Lab White Knight было принципиально иным. Звучание осталось предельно строгим, вот только проза уступила место поэзии. Читатель может спросить: может ли поэзия быть строгой? Очевидно, в соответствующем преподнесении может. Анализируя то или иное звучание, я всякий раз пытаюсь определить свойственное ему соотношение интеллектуального и эмоционального начал - этот баланс во многом определяет сущность любых явлений искусства. Другими словами, важно понять, что в аудиоинтерпретации музыки для ума, и что - для сердца. Соответствующий баланс в случае TAD/SA Lab, по-моему, весьма близок к идеальному. Это одно из самых убедительных встречавшихся мне сочетаний ментального и эмоционального начал. Тандем способен предложить невероятно много как тем из нас, кто считает музыку звуковой формой эмоций, так и тем, кто склонен выслушивать линию трубы-пикколо на фоне violino principale c партитурой «Бранденбургских концертов» в руках…

Тональный рисунок и колористический баланс «рыцаря» не оставляют места критике. Звучание академических записей рояля было в этом случае идеально сбалансированным. Естественная и плавная (антидискретная) трансформация тембра фортепиано от нижней октавы к верхней транслировалась усилителем исключительно бережно. Тембр фортепиано - инструмента, чьи только основные тоны (не считая обертонов) охватывают диапазон от 30 до 4000 Гц - один из самых сложных для передачи. High End-аудиотехника обязана очень аккуратно дозировать разные его компоненты.

Опытный слух мгновенно замечает, например, преобладание струны (металла) на декой (дерево), малейшее окрашивание, компромиссную глубину тембра, утрированную или, напротив, вялую атаку, малейшую вальяжность и тенденцию к экспансии в басу и т д. В этих случаях страдает не только само звучание, но и восприятие самой музыки и ее интерпретации. Во всем этом White Knight был безупречен.

В плане передачи тембра музыкальный инструмент с самым широким частотным диапазоном - орган (ни один другой не может сравниться с ним в этом) представляет для аудиотехники менее сложную задачу (по сравнению с роялем) именно ввиду не унифицированной и вместе с тем гораздо более разнообразной тембровой палитры. Разные органы отличаются друг от друга порой как небо и земля, чего не скажешь о значительно более молодом музыкальном инструменте: фортепиано. Вместе с тем, большой орган способен выявить динамические и частотные изъяны, в первую очередь в басу и верхнем регистре. Ощутив на последних нотах «Чаконы» Баха и «Токкаты» Прокофева колоссальный акустический массив Notre Dame-de-Paris (SACD Deutsche Grammophon «Midnight at Notre-Dame») и даже, кажется, вибрацию сводов собора, я понял, что в этом отношении ни у кого не может возникать вопросов к SA Lab Wight Knight.

sa_lab_white_knight_4.jpg

Как только я приступил к прослушиванию White Knight, возникло ощущение, что усилитель исключительно тихий, то есть малошумный, и вспомнилось паспортное соотношение игнал/шум: 140 дБ. Характерно, что почти сразу стали мешать и даже раздражать не заметное во время других тестов жужжание лампы дневного света и слабейшие низкочастотные шумы улицы. Именно о таком звучании англоязычные журналисты говорят «completely black background». Обычно слух не идентифицирует шумовой призвук как таковой, хотя электроника почти всегда подает музыкальные яства с пусть не явным, но реальным шумовым гарниром, который, загрязняя звуковую «оптику», препятствует проявлению оригинальной музыкальной краски, интонации и пластики. В данном очень редком случае не было ничего подобного. Именно во время прослушивания White Knight возникла мысль, что мы недооцениваем способность аудиоэлектроники оперировать тишиной и на грани звучания и тишины.

Исключительно мало есть усилителей, столь же хорошо контролирующих нижний регистр, как SA Lab White Knight (демпинг-фактор - под 1000!). Причем в любых динамических режимах. В этом я убедился, слушая насыщенные сложным басом и динамическими крайностями записи грандиозного органа («Midnight at Notre-Dame»), «Requem» Джона Раттера Rutter (Reference Recordings, одна из любимых записей Роберта Харли) и громоподобный эпизод с соло литавр из 4-й симфонии «Magma» Тююра Tüür (Virgin, 385785-2). Помню, я сказал Алексею Семину, что такая энергетика и столь убедительный контроль нижнего регистра вряд ли по плечу ламповому усилителю. Он заметил, что достичь подобного результата на лампах действительно не просто: нужно обеспечить где-то 150 Вт в классе А, ну а получить близкое значение демпинг фактора - задача еще более сложная.

Аппарату достанет и умной энергии для отображения макродинамического рельефа любой сложности и во всем частотном диапазоне, и деликатной тонкости - для сверхподробной отрисовки изысканнейшей и потаенной музыкальной филиграни. Обо всем этом позволили судить, например, вышеупомянутый «Requem» и гитарный диск Dynaudio «Accentuations. Guitar Impressions».

Пространственный рисунок SA Lab White Knight можно определить как необыкновенно естественный, стабильный и содержательный. Усилитель выстраивает музыкальные мизансцены так, что ты не только ощущаешь, но и видишь сцену. Например, усилитель отображал пространственную полифонию «Реквиема» и гимнов (Anthems) Раттера послойно, очень подробно, прозрачно и зримо.

В прошлом я не раз говорил о зависимости виртуально-пространственных особенностей звучания от частоты. Например, иногда во время прослушивания записей рояля при помощи некоторых компонентов и систем образ музыкального инструмента как бы мельтешил, расслаивался по регистрам или даже вычерчивал разные фигуры в зависимости от исполняемых пианистом пассажей. Определяя звуковую сцену White Knight как очень стабильную, я говорю об отсутствии подобных явлений, отсутствии того, что я называю «шумами пространства».

Удивительно и очень приятно, что даже в усилителе, построенном не по основной для SA Lab ламповой идеологии, ощущается замеченный прежде (в т.ч. в ревю «AudioMagazine») звуковой стиль Алексея Семина. Общие его отличительные свойства - это особенно выразительное преподнесение, даже подчеркивание мелодической горизонтали (усилитель невероятно красиво поет, как лучший ламповый, и соответственно обворожительно преподносит вокальную музыку), весьма далекое от схемы, выглаженное, прозрачное звучание с экспрессивной и гибкой динамикой, колористикой и пространственным рисунком и безупречно отработанной, остро графичной деталировкой.

SA Lab White Knight - это компонент высочайшего конструктивного и звукового уровня, вполне в духе SA Lab. Компромиссной для High End можно считать разве что идеологию «все в одном» (интегрированный усилитель). Преимущества White Knight перед ламповыми произведениями Алексея Семина - это прежде всего существенно более значительный динамический ресурс и великолепная управляемость баса. Соответственно, сложно определить, в чем White Knight уступает ламповым однофамильцам.

В аудиофильской среде значительное место принадлежит теме так называемых поединков, спаррингов аудиокомпонентов для выявления победителей. В большинстве подобных турниров «Рыцарь в белом» оказался бы на высоте положения. «Всегда со щитом» - эти слова могли бы служить девизом SA Lab White Knight.

Specifications

  • Integrated amplifier SA Lab White Knight
  • Without general negative feedback (small loop)
  • Output power (max.), 4 / 8 Ohm, W - 180 / 90 x 2
  • Frequency response (+/-0,3 dB), Hz - 10 - 250 000
  • THD (1 kHz, 1 W), % - < 0,001
  • Signal-to-noise ratio (unweighted), dB – 140
  • Damping factor - 950
  • Inputs - RCA х 4
  • Line output - RCA х1
  • Power consumption, W - 150
  • Dimensions, mm - 580 x 440 x 500
  • Weight, kg - 64

sixmoons_logo.jpg